Krassimir Ivandjiiski
Home Archive Search Sponsors About us Contact

Translate
Select Language




Русский Сион: зачем Владимиру Путину мессианская идея


Правка 

 

 

Для оправдания своей украинской политики власти понадобились аргументы, основанные на мифах и символах.

Решения Трулльского, VII века, собора – в жизнь! Сакрализация российской политики, начавшаяся с суда над Pussy Riot, где цитировались постановления церковных соборов раннего Средневековья, дошла до самых вершин власти. В послании Владимира Путина Федеральному cобранию 4 декабря была предложена принципиально новая концепция присоединения Крыма и даже шире – новое понимание природы власти и национальных интересов в России. Наш президент, которому в последнее время интерес к экономике заменилалюбовь к истории, на сей раз предпринял экскурс в область мистики: «Сама территория стратегически важна, потому что именно здесь находится духовный исток формирования многоликой, но монолитной русской нации и централизованного Российского государства <…> И именно на этой духовной почве наши предки впервые и навсегда осознали себя единым народом. И это дает нам все основания сказать, что для России Крым, древняя Корсунь, Херсонес, Севастополь имеют огромное цивилизационное и сакральное значение. Так же, как Храмовая гора в Иерусалиме для тех, кто исповедует ислам или иудаизм. Именно так мы и будем к этому относиться отныне и навсегда».

В этом заявлении смущает многое. Во-первых, лучший друг российских историков одним махом разрешил вековой диспут о достоверности «корсунского сказания»: как показал более ста лет назад в своей классической работе «Корсунская легенда о крещении Владимира» академик Шахматов, Владимир, скорее всего, крестился в Киеве на два года раньше корсунского похода, а легенда о крещении в Корсуни была выдумана в конце XI века греками, желавшими подчеркнуть свою роль в христианизации Руси.

Во-вторых, президент на глазах творит национальный миф и создает новое место памяти: крымский Херсонес. Как если бы, подобно иудеям, в изгнании повторявшим на Пасху заветные слова «на следующий год в Иерусалиме», русские тоже, тоскуя по Крыму как месту обретения веры и истины, холодными ночами шептали под новогодней елкой «на следующий год в Херсонесе». Корсунские руины – сомнительная точка сборки идентичности: до 4 декабря 2014 года о Херсонесе как о духовном истоке русской нации почти никто и не вспоминал.

И в-третьих, Путин одной фразой поднял ставки в битве за Крым, перевел противостояние с Украиной на принципиально новый, сакральный, уровень, где вопрос о цене уже не важен: обладание священным местом стоит любых жертв.

Хорошо известно, сколько крови пролито и, видимо, еще прольется вокруг Храмовой горы.

Обладание Иерусалимом – одна из самых больных тем всемирной истории, источник войн на протяжении тысяч лет: крестовых походов и арабских нашествий, нынешнего арабо-израильского конфликта и шире – всего противостояния Запада и исламского мира. Сравнить Херсонес с Иерусалимом – значит поставить вопрос о самом выживании русской нации как сакрального тела, заявить о готовности к войне. Как заметил израильский политолог Шимон Бирман, сравнив Крым с  этой многолетней конфликтной зоной, президент России «выстрелил себе в ногу»: он не укрепляет статус Крыма как навечно российского, а наоборот, ставит его в список спорных и взрывоопасных точек мировой политики. 

Куда дальше заведет Россию мессианский дискурс?

Во внешней политике страны очевидно задан южный, византийский вектор – видимо, как продолжение «греческого проекта» Екатерины II. Зачем останавливаться на Тавриде и Херсонесе, где, по одной из версий, принял крещение святой князь Владимир, если святая равноапостольная княгиня Ольга крестилась в самом Константинополе? Не возвратится ли Россия к извечной мечте славянофилов и патриотов, которую Екатерине внушал еще Вольтер, о которой так пламенно писали Константин Леонтьев и Николай Данилевский и которая сто лет назад втянула нас в Первую мировую, – к мечте о проливах и Константинополе, к «щиту на вратах Цареграда»? А там и до святых мест рукой подать, и до священного Грааля, и до мистической Шамбалы…

На деле все гораздо прозаичнее. В речи Путина нет никакого мессианства.

Есть лишь отчаянное осознание того, что Россия проигрывает битву за Крым в мировом общественном мнении и битву за Украину на донецком и луганском фронтах. Прошло девять месяцев со дня аннексии Крыма, а мир и не собирается ее признавать и лишь ужесточает свою позицию, между тем как домашняя эйфория уже выдохлась. И после полугода войны в Донецке и Луганске «русская весна» сменилась  слякотной зимой: проект «Новороссия» практически закрыт, наткнувшись на неожиданное сопротивление Украины и на международную изоляцию России. В этой ситуации Путин хватается за любой аргумент, чтобы оправдать свою украинскую политику. Исторических доводов («незаконность» передачи Крыма Хрущевым) или биологических аргументов «от крови» («Крым полит русской кровью», «Донбасс – сердце России») уже явно не хватает, в ход пошло последнее оружие – священство, мистика, мессианство. Линия фронта перенесена в область сакрального, в ход пошли небесные силы, символы, мифы.

Совершенно с той же целью в Москве предпринимается другая масштабная историческая реконструкция – возведение на смотровой площадке Воробьевых гор памятника все тому же киевскому князю Владимиру. Проект приурочен  к тысячелетию со дня смерти Владимира 28 июля 2015 года – эта дата теперь отмечается в у нас как день Крещения Руси, а Архиерейский собор РПЦ предложил сделать ее новым государственным праздником. Проект памятника пока не утвержден, но можно предположить, что к следующему лету Москва украсится еще одной монументальной вертикалью, наряду с памятником Петру работы Церетели, которая будет визуально доминировать над городом, как Христос над Рио-де-Жанейро, и носить при этом святое для России имя Владимира.

Очевидно, что это важнейший символический жест, призванный отнять у Киева право первородства в крещении Руси.

Москва хочет затмить Киев с его Владимирской горкой и прекрасным памятником князю Владимиру работы Петра Клодта, предложив свою монументальную версию. По сути, здесь идет подмена топографии, замещение Киева – Москвой, Владимирской горки – Воробьевыми горами, Днепра – Москвой-рекой. Об этой символической политике открыто рассуждает Михаил Мягков, научный директор Российского Военно-исторического общества:

«Воробьевы горы, по-моему, — наилучшее место для будущего памятника. Высокий берег похож на берег Днепра, и его расположение будет напоминать о памятнике князю Владимиру в Киеве и подчеркивать его величие. Здесь есть и вода — символ крещения. По странному стечению обстоятельств на этой набережной находится Андреевский монастырь, поставленный в честь Андрея Стратилата. Имя Андрея символично. Потому как Андрей Первозванный пришел на Русь и говорил, что здесь будет Киев, большой город. По еще одному странному стечению обстоятельств недалеко от этих мест еще со Средних веков было село Киевец, связанное с Киевом и киевским князем».

Иными словами, настоящий, заветный Киев должен был быть в Москве, и именно тут должно было состояться крещение Руси! Как заметил Юрий Сапрыкин, «Владимир на краю спускающегося к реке склона должен как бы символически преобразить Воробьевы горы в новый Киев — более праведный и истинный, чем тот, где Майдан и улица Грушевского». Что еще останется сделать? Переименовать Воробьевы горы во Владимирские? Москву во Владимир? Построить на месте Лужников храм Софии, чтобы утереть нос Киеву и заодно уже и Константинополю?

Но что бы в Москве ни построили, это будет историческим блефом, как и провозглашение Херсона сакральным истоком России. Как едко напомнил в своем твите бывший премьер Швеции Карл Бильд, «крещение варяжского князя Вальдемара из Киева в древнем греческом городе Херсонес – слабый аргумент для претензий Москвы на Крым».  На словах борясь с фальсификацией истории, Россия сама производит легенды и мифы, подменяя рациональные аргументы мистикой и мессианством.

Сcылка: http://www.forbes.ru/mneniya-column/tsennosti/275217-russkii-sion-zachem-vladimiru-putinu-messianskaya-ideya


 



 

 
"Строго секретно" излиза от 1991г. Вестникът е уникално издание за кулисите на висшата политика, геополитиката, шпионажа, финансовите престъпления, конспирацията, невероятното, трагичното и смешното.
Strogo Sekretno is the home for the highest politics, geopolitics, geo-economics, world crisis, weapons, intelligence, financial crimes...
(c) 1991-2020, Strogosekretno.com, All Rights Reserved
Contents may not be reproduces in whole or in part without permission of publisher. Information presented in Strogo Sekretno may or may not represent the views of Strogo Sekretno, its staff, or its advertisers.
Strogo Sekretno assume no responsibility for the reliability of advertisements presented in the newspaper. Strogo Sekretno respects the privacy of our subscribers. Our subscriber mailing list is not available for sale or sharing.
Reprint permission: contact@strogosekretno.com