Krassimir Ivandjiiski
Home Archive Search Sponsors About us Contact

Translate
Select Language




Экспертные оценки:Арест российского имущества за рубежом. Михаил Делягин, Денис Тукмаков, Анатолий Вассерман


 

Арест российского имущества за рубежом

18 июня 2015 11


Французские приставы 18 июня приступили к исполнению судебных решений об аресте российского имущества во исполнение решения Гаагского третейского суда по иску бывших акционеров ЮКОСа. Об этом говорится в уведомлениях от судебных приставов, полученных рядом российских компаний и представительств в этой стране, предаёт РИА Новости.

Накануне бельгийские приставы уведомили бельгийские, российские и международные компании в Бельгии об аресте имущества, принадлежащего Российской Федерации.

Помощник президента Андрей Белоусов заявил, что арест российского имущества за рубежом в связи с неисполнением Россией судебного решения по «делу ЮКОСа» является незаконным и будет оспариваться.

18 июля 2014 года Постоянная палата третейского суда в Гааге вынесла решение, в соответствии с которым Россия должна была выплатить кипрским компаниям Hulley Enterprises и Yukos Universal Limited (суммарно владели 51% ЮКОСа) компенсации $39,9 млрд и $1,85 млрд соответственно. Пенсионному фонду ЮКОСа Veteran Petroleum Россия должна была выплатить $8,2 млрд.

Кроме того, в июле 2014 года Европейский суд по правам человека обязал Россию выплатить акционерам $1,86 млрд. Срок, в который Россия должна была предоставить в Совет Европы план действий по выплате этой суммы, истек 15 июня, отмечает РБК.

Российские власти неоднократно называли решение суда в Гааге политически мотивированным, а в ноябре 2014 года решение суда было обжаловано. В конце мая глава Минюста Александр Коновалов заявил, что Россия намерена добиться предотвращения исполнения решения Гаагского суда.

Экспертные оценки:

Михаил Делягин Я не очень понимаю, почему это считается новостью. Есть решение суда, оно вступает в силу. Когда оно вступает в силу, а вы его не выполняете и толком не оспариваете – к вам приходят судебные приставы. Недоумение по этому поводу вызывает ассоциацию с алкоголиком, который кому-то набил физиономию, ему присудили штраф, он штраф не заплатил, к нему пришли приставы, а он дико изумляется.

Когда только были приняты эти политические решения против, уже тогда все нормальные аналитики говорили, что это политически ангажированное решения, а не правовые. Поэтому отбиться от них юридическими методами, скорее всего, не получится и нужно готовиться к аресту российского имущества. Поэтому нужно имущество частью выводить, частью реструктурировать, чтобы оно формально перестало быть государственным. Время на это было.
Если Российское государство не пошевелило пальцем, то возникает детский вопрос: а Российское ли это государство? Российские чиновники, которые не приняли мер по защите российского имущества – это чиновники Российской Федерации или они обслуживают интересы Запада, который ведёт против нас экономическую войну. Апелляцию-то мы подавали на это решение или так ушами и прохлопали, понадували щёки? Пока всё очень непонятно.

Но впереди ещё 50 миллиардов и нас будут грабить. Официальные лица США, Евросоюза, совершенно не стесняясь, заявляют, что смыслом политики в отношении России является нанесение нам максимального ущерба. И пока мы будем изображать из себя урну для плевков, в неё будут плевать, в том числе и таким образом.

Решение можно оспаривать тогда, когда оно вынесено, а не тогда, когда оно вступило в силу. Разница между вынесением решения и вступлением его в силу, мне кажется, и даётся для того, чтобы недовольные имели возможность решение оспорить. Конечно, хорошо, что российское руководство проснулось, могло бы и не проснуться, как в 90-е годы не просыпалось и не просыхало. Но нужно понимать, что это отсрочка, выигрыш времени, потому что юридические споры, тяжбы возможны, если решение принимается исходя из юридических соображений. Вы можете дискутировать о праве с правовым государством, в ситуации, когда решение принимается, исходя из политических соображений, юридические проволочки – это только возможность выиграть какое-то время. Это во времена сталинского террора статью удавалось переквалифицировать и даже защитить людей. В современной Европе у вас таких шансов нет. Как, впрочем, и в Басманном суде.

Денис Тукмаков Про бельгийский казус с "арестом" российского госимущества сейчас будет много разговоров. Я же хочу указать лишь на четыре примечательных факта в этой истории.

1. 31 октября 2005 года, на предварительном слушании дела, Россия подписала с противной стороной соглашение, по которому согласилась рассмотреть свой спор в Третейском суде и разрешить его в рамках того самого, не ратифицированного нашей страной Договора к Энергетической хартии, о котором теперь так грозно написано на сайте Минфина.

2. Поскольку третейские разбирательства сугубо добровольны, стороны даже арбитров назначают сами. В 2009 году Россия выбрала американца Стивена Швебеля. Арбитры с каждой из сторон затем выбирают третьего коллегу, своего председателя. Изюминка в том, что решение в пользу ЮКОСа все три арбитра вынесли единогласно — включая Швебеля.

3. Среди десяти адвокатов, выбранных Россией для своей защиты, не оказалось ни одного россиянина. Её интересы представляли "лойеры" из двух юридических контор: Cleary Gottlieb Steen & Hamilton LLP и Baker Botts LLP. Конторы очень солидные, раскрученные, лауреаты престижных премий. Вот только одна из Нью-Йорка, а другая из Техаса.

4. Адвокаты России умудрились вообще не вызвать в суд свидетелей, которые могли бы опровергнуть показания свидетелей истцов по фактологии. Третейский суд даже написал об этом в своём решении: "Суд замечает, что ответчик не вызвал свидетелей, которые могли бы опровергнуть или ослабить показания свидетеля истца".

Если дойдёт до того, что западные арбитражи начнут арестовывать не грошовые особняки торгпредств, а миллиардные счета и собственность наших госкомпаний за рубежом, то у России на это есть лишь один адекватный ответ.
Это симметричный арест под благовидным предлогом иностранной собственности в нашей стране, в том числе активы западных компаний в совместных предприятиях.

Всё остальное, включая бесполезные апелляции в западных судах, — это танцы-фонарики.

Впрочем, нет. Возможен ещё один эффективный шаг — изгнание с позором всей той шайки-лейки из бывших и нынешних министров, что прямо сейчас поют соловьём на Питерском форуме про "новые программы реформ" и зловредность "экономического роста любой ценой".

Это посильнее ареста активов будет.

Анатолий Вассерман Прежде всего, это незаконное разрешение Бельгийского арбитража по иску акционеров «ЮКОСа», требующих возмещения того, что «ЮКОС» обанкротился, когда с него потребовали доплатить налоги. Они утверждают, что, мол, банкротство было чисто политическим актом. Они возбудили много таких исков. По одному из них им даже присудили 50 миллиардов долларов. Во-первых, решение и этого арбитража, и Гаагского третейского суда, присудившего 50 миллиардов долларов юридически неправомерны. Ибо они игнорируют факты, установленные европейскими же судебными инстанциями по другим искам акционеров «ЮКОСа», в которых им было отказано. Во-вторых, сам факт неуплаты налогов признан даже Европейским судом по правам человека. А неуплата налогов – по западным понятиям одно из тягчайших преступлений.

Вспомните хотя бы, что Альфонсо Габриэлевич Капоне осуждён на 12 лет лишения свободы не за сотню убийств, организованных по его указаниям, и не за массированную спекуляцию алкоголем во время сухого закона, а всего лишь за неуплату налогов от прибыли со всех этих преступлений. Сейчас, насколько я знаю, решение Гаагского третейского суда находится на каких-то стадиях оспаривания. Решение Бельгийского арбитража тоже весьма сомнительно и тоже оспаривается Российской Федерацией. И сам по себе арест российских имуществ в данном случае обеспечительный. То есть юкосовцы заявили, что, по их мнению, Российская Федерация намерена уклониться от выплат и во избежание этого уклонения они требуют ареста имущества.

Сами по себе такие обеспечительные иски – достаточно обычная практика и до изъятия арестованного имущества дело доходит довольно редко. Собственно, что значит «имущество арестовано»? Это значит, что оно зарегистрировано и не подлежит передаче другим владельцам. В то же время пользоваться им вполне возможно даже под арестом, то есть формально эта мера не препятствует никакой законной деятельности и посему получить судебное решение об аресте имущества – довольно просто. Тем не менее, это решение тоже будет опротестовано. Также как сейчас находится в процессе опротестовывания решения, дела принятые в пользу «ЮКОСа». Поэтому я полагаю, что даже если в ближайшее время политическая конъюнктура не изменится, даже если в ближайшее время на Западе общепринятой нормой будет пакостить Российской Федерации при каждом удобном случае - всё равно всё останется именно на уровне мелких пакостей, а не обернётся для нас реальными потерями. Конечно, если не считать потерь на оплату многочисленной своры голодных, злых юристов.

В целом же происходящее сейчас с исками «ЮКОС» - очень наглядная иллюстрация того, что правосудие на Западе работает справедливо только до тех пор, пока не затронуты интересы каких-то влиятельных лиц или групп. В частности, как только стало выгодно открыто травить Российскую Федерацию, суды немедленно этим занялись. И чуть ли не те же самые судебные инстанции, которые до того признавали «ЮКОС» преступной организацией, а его акционеров, пытающихся что-то по этому поводу требовать с Российской Федерации, признавали мошенниками, сейчас охотно выступают в качестве отмычек в руках этих самых мошенников, просто потому, что изменилась политическая конъюнктура.

Кстати, должен признаться, что я сам, когда только-только началось дело «ЮКОСа», был совершенно уверен, в его политической подоплёке. Но когда был опубликован приговор, и серьёзные авторитетные специалисты разных профессий и разных политических взглядов исследовали материалы дела и опубликовали свои комментарии по ним, тогда я убедился, что иск был обоснован, приговор правомерен и вызван не политическими причинами. Если, конечно, не считать политической причиной то, что Михаил Борисович Ходорковский сам пролоббировал законы, позволявшие ему весьма серьёзно наживаться, а потом оказался настолько жаден, что не удержался даже в пределах этих, им же самим пролоббированных, законов.

Так что, думаю, как только станет невыгодно травить Российскую Федерацию и дело вновь примет правовой характер, все эти иски бывших акционеров «ЮКОСа» снова будут рассыпаться в судах. А если дело всё же продолжится – так надо будет его воспринимать просто как часть антироссийских экономических санкций. Впредь нам надо иметь в виду, что любых европейских юристов надлежит рассматривать как легальную разновидность мошенников и при взаимодействии с любыми европейскими юристами или политиками надлежит держать кошелёк в надёжном месте.


 



 

 
"Строго секретно" излиза от 1991г. Вестникът е уникално издание за кулисите на висшата политика, геополитиката, шпионажа, финансовите престъпления, конспирацията, невероятното, трагичното и смешното.
Strogo Sekretno is the home for the highest politics, geopolitics, geo-economics, world crisis, weapons, intelligence, financial crimes...
(c) 1991-2020, Strogosekretno.com, All Rights Reserved
Contents may not be reproduces in whole or in part without permission of publisher. Information presented in Strogo Sekretno may or may not represent the views of Strogo Sekretno, its staff, or its advertisers.
Strogo Sekretno assume no responsibility for the reliability of advertisements presented in the newspaper. Strogo Sekretno respects the privacy of our subscribers. Our subscriber mailing list is not available for sale or sharing.
Reprint permission: contact@strogosekretno.com