Krassimir Ivandjiiski
Home Archive Search Sponsors About us Contact

Translate
Select Language




«Триумфы» и «Фавориты» в «большой игре»



 

 



Високосный 2016-й год уже с самых первых чисел января подтвердил звание самого сложного периода существования нашего "хрупкого" и несовершенного мира, который всего за несколько лет ХХI века силами западной гегемонии и её многочисленных пособников изменился до полной неузнаваемости.

Наиболее ярко это отразилось на регионе, имеющем 1400-летнюю внутреннюю проблему, где многовековой и кровопролитный религиозный спор между представителями двух ведущих трактовок ислама суннитского и шиитского толкований стал прекрасным идеологическим инструментом для тотального манипулирования и контроля со стороны Западной Европы и США, которые годами "накачивали" государства Ближнего Востока и Передней Азии мощнейшими летальными вооружениями, которые рано или поздно должны было пойти в ход.

 


Общий фон напряжённости в регионе был организован за счёт появления террористической группировки ДАИШ (ИГ), подпитываемой финансовыми и техническими поступлениями из США, Саудовской Аравии, Турции, Катара и ОАЭ при поддержке карликовых союзников: Бахрейна, Кувейта и Судана. Затем последовало обострение. Свои правила начали диктовать региональные сверхдержавы — Турция и Саудовская Аравия. Первая нанесла подлый "удар в спину" нашим ВКС, которые "перешли дорогу" очень выгодному нефтяному бизнесу семьи Эрдогана с террористами из ИГ; вторая пошла по более хитрому пути. Продолжая разумное военно-техническое сотрудничество с российскими оборонными компаниями, Саудовская Аравия ускоренными темпами сформировала так называемую "аравийскую коалицию" из государств Аравийского полуострова, которая под предлогом борьбы с йеменской народно-освободительной организацией "Ансар Аллах" (представлена дружественными Ирану шиитами-зейдитами) превратилась в мощнейший западноазиатский военно-политический блок, направленный на открытое противостояние с крупнейшим российским союзником в Передней Азии — Исламской Республикой Иран, что мы наблюдаем сегодня.

Но для взрывной эскалации напряжённости между шиитским Ираном и суннитским Аравийским полуостровом потребовалась ещё более сильная «искра», чем агрессия «аравийской коалиции» против шиитской «Ансар Аллах» (т.н. хуситов или хути) в Йемене. И такая «искра» была разожжена аравийским МВД 2 января 2016 года. Представители аравийских силовиков сообщили о казни 47 человек, которые подозревались, с аравийской точки зрения, в подрывной и террористической деятельности на территории королевства. Тем не менее, не было ни одного вразумительного довода в подтверждение данных обвинений, а среди этого солидного списка людей были казнены и такие известные шиитские деятели как Нимр ан-Нимр и Фарис аз-Захрани, что указало на выраженную религиозно-геополитическую подоплёку действий Эр-Рияда.

Вполне адекватная реакция иранского народа и руководства последовала незамедлительно. Посольство Саудовской Аравии в Тегеране было полностью разгромлено иранскими манифестантами-шиитами 3 января, а представители руководства и Корпуса стражей Исламской революции Ирана высказались за полное свержение антиисламского режима саудитов, а также отметили необходимость наказания действующего аравийского режима за расправу над шиитскими представителями. Саудовская Аравия ответила полным разрывом дипломатических отношений, сопровождающимся ударом саудовских ВВС по посольству ИРИ в Йемене. Затем своих послов из Ирана поэтапно отозвали и другие участники и пособники «аравийской коалиции»: Кувейт, Катар, ОАЭ; также дипотношения были разорваны со стороны Бахрейна, Сомали, Судана и Коморских островов, примкнувших к «аравийской коалиции» с целью получения «дивидендов» от поддержки военной операции против хуситов в Йемене.

Предсказуемость такой «стадной реакции» среди карликовых стран-прихвостней Саудовской Аравии в Передней Азии объясняется не только преобладающим суннитским населением, но серьёзнейшей геополитической завязкой с американскими имперскими планами в регионе. К примеру, суннитский Египет воздержался от каких либо выпадов в сторону Ирана в ответ на заявления первых лиц ИРИ, а мы знаем, что Каир является одним из основных стратегических партнёров «аравийской коалиции», в том числе в вопросе противостояния с йеменской «Ансар Аллах». Кроме того, по заявлениям пресс-секретаря МИД Египта Ахмеда Абу Зейда, ближневосточное государство даже не рассматривало возможности разрыва дипотношений с Ираном. Это и неудивительно, ведь после появления у руля государства генерала ас-Сиси, Египет кардинально изменил свой геополитический вектор. Сфера военно-технического сотрудничества вернулось к привычным временам второй половины ХХ века, когда практически все виды современных вооружений для египетских ВС закупались в СССР, а поддержка египетских ВВС со стороны советских разведывательных МиГ-25 практически не имела границ.

Аналогичное наблюдаем и сегодня: вся современная ПВО/ПРО Египта основана на ЗРК С-300ВМ «Антей-2500», а минобороны страны, помимо закупки французских «Rafale», может скоро стать первым иностранным заказчиком серии многоцелевых истребителей поколения «4++» МиГ-35, появление которых резко изменит баланс сил на Ближнем Востоке на десятилетие вперёд. Особое значение в египетско-российском сотрудничестве занимает тесное взаимодействие внешних разведок государств, касающееся антитеррористической деятельности и предоставления военно-тактической информации по ситуации на Ближнем Востоке. Настолько высокий уровень обмена информацией не установлен Россией ни с одним государством региона, кроме Ирака. Этот факт также подтверждает то, что почти все государства «аравийской коалиции» (во главе с Саудовской Аравией и Катаром, при турецкой поддержке) являются прямыми спонсорами терроризма, которому реально противостоит только Россия, Сирия, Египет и Ирак.

Этот виток холодной войны между Ираном и «аравийской коалицией», который в любой момент может перерасти в крупный региональный конфликт, отлично вписывается в американскую антииранскую стратегию в Передней Азии, где Вашингтон продолжает стремиться к военному свержению руководства ИРИ, поскольку в Вашингтоне понимают, что подписание «ядерной сделки» абсолютно не меняет ситуации. Вся научно-техническая инфраструктура и элементная база для ядерной программы Ирана полностью сохранена и временно заморожена, восстановление прежних темпов обогащения урана может быть реализовано в считанные месяцы. Без развития ядерной программы, при помощи даже обычных тактических вооружений и баллистических ракет средней дальности типа «Саджил-2» с мощными ОФ БЧ, Иран способен нанести «обезглавливающий» ракетный удар любому флагману «прозападного клуба» Передней Азии и Ближнего Востока (Саудовская Аравия, Израиль). А усиление ПВО Ирана российскими ЗРК «Фаворит» позволит выдержать МРАУ со стороны ОВВС «аравийской коалиции» в районе стратегически важного Персидского залива.

Вот мы и наблюдаем активное провоцирование Ирана со стороны саудитов на противостояние именно в тот момент, когда на вооружение ВВС ИРИ ещё не поступили 4 модернизированных российских ЗРК С-300ПМУ-2 «Фаворит». Ведь без данных комплексов ПВО Ирана долго не продержится под ракетно-бомбовыми ударами 450 современных западноевропейских и американских тактических истребителей, имеющихся на вооружении ВВС Саудовской Аравии, ОАЭ, Кувейта и др. Выгоден данный конфликт не только с американской, но и с саудовской «колокольни», так как любое военное противостояние в районе нефтеносного Персидского залива автоматически значительно подбрасывает стоимость барреля нефти, что резко увеличит доходы Саудовской Аравии как второй страны на планете по запасам нефти (268 млрд. баррелей).

Ухудшение геополитической ситуации в Передней Азии происходит на фоне результатов заседания Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ), которые стали известны утром 10 января. Его участники полностью поддержали Саудовскую Аравию, обвинив ИРИ во «вмешательстве» в дела государств Аравийского полуострова, а Эр-Рияд вообще пригрозил Ирану «дополнительными мерами». Такая смелость «аравийской коалиции» может быть объяснена и географией портовой инфраструктуры Саудовской Аравии и Ирана.

Если взглянуть на карту, то отчётливо видно, что все нефтеналивные порты Ирана и приданные им нефтеперерабатывающие мощности расположены на побережье Персидского залива, где могут быть быстро повреждены или уничтожены даже с помощью тактического ракетного вооружения малой дальности, имеющегося в распоряжении Саудовской Аравии, либо реактивной артиллерии, выдвинувшейся на территорию Кувейта. Крупный нефтеперерабатывающий и нефтеналивной иранский город-порт Абадан расположен всего в 45 км от кувейтского острова Бубиян, входящего в состав вражеского «аравийского лагеря».

У саудитов же в этом плане всё обстоит более выгодно. Помимо нефтеналивной и перерабатывающей портовой инфраструктуры на восточном берегу страны, Саудовская Аравия также имеет и «стратегический актив» в виде портового города Янбу-эль-Бахр. Город расположен на западном побережье Саудовской Аравии в Красном море (в 1250 км от Ирана). К нефтеперерабатывающим предприятиям города проведено множество тысячекилометровых нефтепроводов с месторождений, расположенных близ побережья Персидского залива. В случае крупного военного противостояния с Ираном, порт Янбу-эль-Бахр может быть прикрыт десятками зенитно-ракетных дивизионов «Patriot PAC-3», а также новейших комплексов ПРО верхнего рубежа «THAAD», включая «Иджис-корабли» 6-го флота ВМС США в Красном море. Такая оборона вполне сможет сдержать удар существующих иранских БР.

Нет на сегодня у ВВС Ирана и тактической авиации, способной вести равный бой с авиацией и ПВО «аравийской коалиции». ВВС Ирана в нынешнем составе значительно проигрывают даже ВВС ОАЭ, которые имеют более 70 многоцелевых истребителей F-16E/F Block 60 и более 60 высокоманевренных машин «Mirage 2000-9D/EAD». Модернизированные «Фальконы» оснащаются многоканальной бортовой РЛС с АФАР AN/APG-80 с дальностью обнаружения истребителя c ЭПР 3м2 порядка 160 км, поэтому даже 1 F-16E Block 60 в ДВБ превосходит все существующие версии иранских истребителей (F-4E, МиГ-29А).


Многоцелевой истребитель ВВС ОАЭ «Mirage 2000-9» относится к тактической авиации поколения «4+». Машина отличается повышенной угловой скоростью разворота в плоскости тангажа (основной показатель манёвренных качеств истребителя), которая превосходит показатель машин семейства F-16. «Mirage 2000-9» предназначен для выполнения полного спектра воздушных операций (от завоевания господства в воздухе до подавления ПВО и точечных ударов по наземным целям)



Исправить положение ВВС Ирана перед «аравийской коалицией» может только контракт на закупку большого количества (4—5 ИАП) многоцелевых истребителей Су-30МК или J-10A с дальнейшей модернизацией, информация о чём уже не раз «выходила из-за кулис» иранских СМИ.

ОТМЕНА ЭМБАРГО НА ПОСТАВКИ С-300ПМУ-2 ИРИ И РАЗВЁРТЫВАНИЕ «ЧЕТЫРЁХСОТКИ» У ТУРЕЦКИХ ГРАНИЦ СИЛЬНО ОГРАНИЧИЛИ ЗАПАДНУЮ СТРАТЕГИЮ НА БЛИЖНЕМ ВОСТОКЕ И В ПЕРЕДНЕЙ АЗИИ. РАКЕТНАЯ ПОГРАММА АНКАРЫ ПОТЕРЯЛА СТРАТЕГИЧЕСКИЙ ВЕС.

Американская концепция завоевания военно-политического господства в Передней Азии и на Ближнем Востоке за счёт смещения с геополитической карты Исламской Республики Иран силами мощнейших армий «аравийской коалиции», Израиля и Турции опирается не только на мощный и технологически совершенный авиапарк ВВС этих государств, но и на наземные ракетные комплексы малой и средней дальности, разработкой которых занимается Турция и которыми владеет армия Саудовской Аравии.

Хорошо известно о существовании королевских саудовских стратегических ракетных сил, на вооружении которых может находится около 50—100 китайских баллистических ракет средней дальности (БРСД) DF-3 («Дунфэн-3»), поставленных королевству в экспортной модификации с мощной ОФ БЧ массой 2,15 тонны. Ракеты были проданы саудитам в конце 80-х гг., и о точном их количестве и состоянии БРЭО сейчас практически ничего неизвестно. Мы знаем лишь то, что подписание контракта и контроль доставки изделий из Поднебесной в Переднюю Азию осуществлялись под тщательным контролем американских спецслужб.

Все арсеналы расположены в глуби территории королевства (в юго-западной и центральной частях Аравийского полуострова). ТПК ракет хранятся в хорошо защищённых подземных хранилищах, неуязвимых для известных неядерных БЧ иранских БР, а поэтому КССРС смогут применить весь действующий ракетный потенциал против промышленной и транспортной инфраструктуры ИРИ. И на сегодня ВВС Ирана не имеют достойного ответа на эту угрозу.

Но после начала эксплуатации модернизированной версии С-300ПМУ-2 «Фаворит» такой ответ несомненно появится. Комплекс способен поражать баллистические цели на скоростях до 10000 км/ч на высотах свыше 30000 метров. Если учитывать возможное использование саудовских «Дунфэнов» против Ирана, то как раз над Персидским заливом ракеты будут переходить на нисходящий участок траектории, а значит попадать в высотные рубежи действия иранских С-300ПМУ-2, и даже пара дивизионов комплекса сможет уничтожать подлетающие DF-3 задолго до выхода к боевому полю.

Ещё более интересная ситуация складывается с амбициозной ракетной программой турецкого НИИ TUBITAK. Институт за короткий промежуток времени успел разработать и построить несколько опытных экземпляров оперативно-тактических баллистических ракет и БРСД, которые должны были удовлетворить амбиции Минобороны Турции в возможностях нанесения оперативного удара по объектам противника в пределах 300 — 1500 км от турецкой границы. ОТБР «Йылдырым 1/2» уже прошли лётные испытания над Турцией, успешно испытали и более совершенную БРСД (дальность 1500 км). Но Турция сама «выкопала яму» своей же ракетной программе. Совершив варварское уничтожение российского Су-24М, Турция заставила ВС России дать асимметричный ответ, который полностью ликвидировал все будущие возможности применения турецких БР.

Дело в том, что основные стратегические направления применения турецкого ракетного вооружения относятся к восточному и юго-восточному воздушным направлениям, где расположены Армения, Сирия, Иран (главные оппоненты Запада в регионе). А на всех участках турецкой границы (также и на армянском направлении) развёрнуты позиционные районы С-400 «Триумф», которые создают непреодолимый воздушно-космический «щит» для турецких баллистических ракет. Даже БРСД с относительно большим радиусом действия не смогут «перепрыгнуть» высотных границ поражения «Триумфа», а поэтому данная программа может считаться бесперспективной ещё очень долгий период времени.

Отныне славное семейство «трёхсотых» стало принимать участие в наиболее опасных и значимых для наших союзников эпизодах «большой игры», где промедление и «дипломатическое решение» всё чаще будут уходить на второй план.

 

 

 

Автор Евгений Даманцев


 



 

 
"Строго секретно" излиза от 1991г. Вестникът е уникално издание за кулисите на висшата политика, геополитиката, шпионажа, финансовите престъпления, конспирацията, невероятното, трагичното и смешното.
Strogo Sekretno is the home for the highest politics, geopolitics, geo-economics, world crisis, weapons, intelligence, financial crimes...
(c) 1991-2020, Strogosekretno.com, All Rights Reserved
Contents may not be reproduces in whole or in part without permission of publisher. Information presented in Strogo Sekretno may or may not represent the views of Strogo Sekretno, its staff, or its advertisers.
Strogo Sekretno assume no responsibility for the reliability of advertisements presented in the newspaper. Strogo Sekretno respects the privacy of our subscribers. Our subscriber mailing list is not available for sale or sharing.
Reprint permission: contact@strogosekretno.com