Krassimir Ivandjiiski
Home Archive Search Sponsors About us Contact

Translate
Select Language




Красимир Иванджийски в возрасте 70 лет. Эще не точка, а просто запятая


 

Firts published in June 2017

 

 

 

 

 

Празднование собственного юбилея всегда подавляет, но и довольно симпатично. Мои 70, однако, не являются праздничным само восхищением, а совсем наоборот - попыткой показать сегодняшние тяжелые времена версии для взрослых.

Моя жизнь, как и всех болгар этого возраста, имела две вехи: с 1944 по 1990 год, и после 1990 года до сегодняшнего дня.

Во-первых, сегодняшняя современная проституирующая пропаганда интерпретирует окружающий мир в соответствии с ее убогим ментальным уровнем. Это глубокое оскорбление нашей памяти со стороны кучки невежественных варваров, преступников и примитивов.

Так как я был свидетелем и участвовал в этих событиях, я хотел бы напомнить, что наша память еще не умерла и что мы были актерами величайшего исторического успеха Болгарии и болгар в 1944-1990 годах, когда сформировались как нация и национальные интересы, как геополитика, геоэкономика, идеология и союз. Хотя, падая и вставая мы искали наши пути по жизни, и никто не имеет права пересматривать нашу автобиографию.

 

За прожитые 70 лет я был небольшой частью описанных мною ранее процессов. Постараюсь освежить память читателям.

 

Я родился в 1947 году. Мое родовое дерево на обеих линиях изучалось 7-8 поколениями назад, дольше британской королевы Елизаветы II. Возможно, именно поэтому Ванга посылала мне всякие сообщения.

Моя родня по отцовской линия ведет свои начала из сегодняшней деревни Априлци. Мой прадед со стороны отца принимал участие в восстании в Новом селе. Мой дед был иммигрантом в США до 1922 года, шахтер, солдат, предприниматель. Но принял „неправильное решение” и вернулся в Болгарию. Американцы выплачивали ему пенсию до 1944 года. Потом пенсию присвоили - так типично по-американски.

 

Мой дед с оружием в руках участвовал в антифашистком восстании 1923 года. Когда я был ребенком, мы с братом нашли винтовки на чердаке и чуть не перестреляли друг друга.

До 9 сентября 1944 года мой отец был политическим заключенным в Плевене где отбывал свой срок наказания, приговорённый царем Кобург-Гота. За решеткой заключенные хорошо знали, кто какой «на воле». Фактически власти бросили подлинное антифашистское сопротивление в тюрьму, в то время как те, кто были снаружи, как выяснилось позже, были манипулированы. Возможно, именно поэтому сложились довольно сложные отношения между моим отцом и Тодором Живковым и его группой советников. Этот факт, однако, не мешал Живкову, находящемуся под домашним арестом, звонить мне и звать поболтать, в том числе интервью, где от имени Тодора Живкова я назвал Горбачева «великим предателем и политическим недоразумением».

 

Моя мать была журналистом и кадровиком БТА со времен, когда «Агентство» состояло из трех напичканных людьми маленьких комнатах в доме против Народного Собрания и мне, как малышу,приходилось таскать роли тетушкам, работавших на двух телетайпах. С тех пор я могу назвать себя «журналистом».

 

Тем не менее, наше детство в послевоенной и снесенной Софии было невероятным-«бедным и голодным, но веселым. Мы с братом практически выросли на улице.

 

Я окончил английскую школу. В эти дни наркотиков не было, поэтому мы упорно учились, но и упорно занимались спортом - футбол, волейбол, теннис, все. Мы ничего не слышали о транс сексуальности и «гендере» и гонялись за девчатами. Они не бегали очень быстро .

 

Я получил высшее образование в Варшаве в действительно элитной Высшей школе экономики - международных экономических и всевозможных отношениях. С тех пор, у меня есть дипломы, которые признаются во всем мире.

Тема моей диссертации была«Болгария и общий рынок». Обратите внимание-это был 1971 год, но тогда на 30 страницах я писал, что наше возможное вступление в ЕС было бы полной катастрофой. Я сделал правильный вывод и такими же были и мои прогнозы о НАТО.

 

Я упоминаю Польшу, потому что в эти дни, помимо всех идеологических наук и классов, вышеупомянутая школа положила основания геополитики и геоэкономики всего социалистического сообщества.

 

Это были 60-е годы Европы. Невероятное время.

На Востоке, за социализм с человеческим лицом, на Западе, за капитализм с человеческим лицом.

С обеих сторон мы были, безусловно, самым сильным поколением в современной истории Европы. Это обычно происходит после больших войн.

Уже тогда у меня была возможность путешествовать по Европе-как на Востоке, так и на Западе, и я знал Европу как на ладони.

Будучи студентом, я работал на конвейере «Вольво» в Гетеборге, Швеция, и там понял, что капитализм, будь он и социал-демократический, был не совсем гуманным.

В тот период наша семья времени жила и в Москве. Мой отец был одним из первых выпускников института кинематографии в Москве, поэтому я знал СССР, в том числе и потом как журналист, как внутренности моих карманов.

Позже я изучил как свои ботинки Африку, Северную и Центральную Америку, и так далее.

 

Количество в определенный момент в конечном итоге превращается в качество, и этот факт ясно отображает мое развитие геополитики и геоэкономики после 1990 года.

Конечно, я не первый. Тем не менее, я был, конечно, первым, кто знал почти весь мир «с места», прежде чем заниматься геополитикой и «когда ученик готов, учитель появится».

 

В моей молодости работал в Министерстве внешней торговли, департаменте по СЭВ (Совет Экономической Взаимопомощи).Отдел являлся секретным, чтоб Запад не мог узнать цены, по которым мы покупали нефть у СССР … помидороми и перцом.

Я закончил военную службу в качестве военного журналиста в газете «Народная армия». Вся армия завидовала мне, а в те времена болгарская армия не имела равных себе на Балканах.

 

В то время Петко Петков, бывший инербригадист, работавший между прочим и с Хемингуэйем, научил меня некоторым основным приемам. «Мальчик, еслиты достаточно внимателен, то в течении нескольких лет сможешь с первого взгляда выяснить кто работает на какой разведке».Я пошел даже еще дальше, потому что мне нужно было полвзгляда, чтобы обнаружить кретина.

Затем, в 1974 году поступил на работу в официозе «Работническо Дело». Я преследовал другую карьеру - дипломата и международного торговца. На празднование своего 50-летия главный редактор отвел меня в сторону и сказал: «Приезжай ко мне, и ты станешь серьезным журналистом».

Будучи корреспондентом крупнейшей болгарской газеты с более чем 14 - летним опытом работы за рубежом, сначала в Центральной Европе - Праге, Варшаве, Вене, а затем в Африке-Хараре и Аддис-Абебе, я имел возможность стать свидетелем величайших политиков того времени.

 

В 1985 году, я несколько раз въезжал в заторможенную апартеидом Южную Африку.

На данный момент был реальный шанс предотвратить горбачевскую перестройку, причем не только в СССР. Пока неизвестно, что СССР рухнул не из-за низких цен на нефть и газ или предательства Горбачева и сионистских крылах в КГБ и ГРУ, а из-за того, что им удалось испортить взаимную гармонизацию цен на золото и алмазы между СССР и ЮАР. Тогда у СССР находилось более 30,000 тонн золота, а у Южной Африки – около 10,000.

Заказы на мою" маргинализацию " поступили лично от Горбачева и Крючкова , не без помощи ЦРУ. Да, это не ошибка.

Поскольку мне известно, военная контрразведка Южной Африки в 1986-1989 г. дважды пыталась не только маргинализировать меня, но и физически ликвидировать во время моих поездок по стране. Они эще не знали, что«у каждого цирка свои правила».

Как журналист, я отражал столько войн, что больше не помню их. На самом деле, на войне журналисты меньше всего находятся под угрозой, но все равно человек пытается выжить.

Летел два раза или точнее, приземлялся дважды, на горящем самолете. Впервые это произошлогде-то в 1975 году, над Эритреей, когда повстанцы на земле тренировались в точной стрельбе по пассажирским самолетам, пролетавшим над их головами, и во второй раз, вероятно, по тем же причинам, над Угандой.

Несколько раз во время моих задач, заразялся различными тропическими заболевания.

 

Мы работали по всему миру со всеми коллегами - россиянами, чехами, поляками, сербами, румынами, немцами, англичанами, американцами. Я должен особо упомянуть кубинцев в Африке. Эти ребята вынесли на своих плечах всю важнейшую работу. Я даже купил свой автомобиль в Африке у службы безопасности Фиделя Кастро, когда Фидель присутствовал на конференции Движения неприсоединения в Хараре. Это стоило мне дешевле.

 

У меня есть несколько наград - как болгарские, так и зарубежные. Те, что зарубежные, более интереснее-СССР, Польша, Чехословакия, Южный Йемен, Эфиопия, Судан, Мозамбик. Это те, о которых я знаю. Возможно, у меня есть еще кое-что, о чем я не знаю, но догадываюсь.

Я говорю не об этих глупостях шпионских историй, а о серьезной политической, информационной и аналитической работе. Шпионы-герои голливудских фильмов. Реальные вещи так не работали.

 

Вот я добрался и до второго этапа, т. е. после 1990 года. Именно мы, наверное, величайшее поколение Болгарии за последние 100 лет, должны были осуществить переход к следующему этапу, как, например, китайцы это сделали, но мы этого не сделали.

Нас ликвидировали. Я укажу на причинызачем когда-то позже. Мы сумели поднять Болгарию в первую десятку мира, а „новые” опустили ее на 180-е место. Не представляю, где был этот инкубатор для идиотов.

После 1990 года весь мир вступил в еще более сложные и критические времена перехода от одной эпохи к другой.

Мир пришел к тупику и уже не может жить в эпоху идиотизма западного проекта, завершившегося современным либеральным финансовым неофашизмом. Это планетарный кризис, и это сопротивление ему. Битва колоссальная, историческая и космическая. Это кризис старого мирового порядка, сопровождающийся полным провалом системы в масштабах всей планеты.

 

Именно поэтому 25 лет назад я решил начать новый проект, перед дальнейшим развитием старого материала. Я понял, что мир выходит на новый этап развития, на котором партии и идеологии менее важны, чем столь прочные вещи, как геополитика, геоэкономика, реальное производство и честная информация.

Я видел, что настало время для так называемых сегодня альтернативных СМИ стать антитезой и контрапунктом всем ложным идеологиям и платным СМИ.

Это была новая и жестокая правда для медийно-потребительской общности.

 

С самого начала, нас было довольно немного в мире - менее десятка, которые дошли до заключения через „периферийные медийные вылазки” о необходимости лишить «основных СМИ» их информационной и исторической монополии.

Постепенно к нам присоединились новые люди и идеи, чтобы оформить реку так называемых альтернативных СМИ, которые уже доминируют и оказывают значительное влияние на политическую среду.

Позднее самые ретроградные силы объединили усилия против нас, но было уже поздно.

 

Мир необратимо перешел к эпохе «альтернативных СМИ», и сегодня я могу с чистой совестью написать, что наша работа за последние три десятилетия была одним из важных информационно-аналитических агрегатов. Это процесс, в котором переплетаются война и революция, но они ведутся нетрадиционными методами, прежде всего в информационной, военной, финансовой, геополитической и геоэкономической сферах.

 

Что будет дальше?

 

Ранее мир использовал войны и революции для решения проблем. Чем крупнее были проблемы, тем кровопролитнее войны и более жестокие революции. Люди, однако, всегда находят силы для героизма и расчистки руин, но сегодня, вместо созидания, все разрушается.

 

Вопрос "что дальше" должен оформиться в каком-то продукте. Людям нужны новое начало и новая свобода.

Мир приближается к так называемом конце игры похожим на ситуацию перед Первой и Второй Мировыми Войнами. Несбалансированность породила кризис, который приводит к тектоническим изменениям.

 

Так как я занимаюсь информацией уже 50 лет, могу сказать, что информация становится новой эрой человечества. До сих пор, его истинная история была скрыта, побелена и обманута, но вдруг плотина обрушилась, и информация понеслась рекой

Значит поистине время относительная величина, поэтому я должен поторопиться, потому что конец становится все ближе и так как я свидетель тех времен, мне выпало слишком много миссий. Поскольку я ответственный человек, попытаюсь их закончить.

 

Миссия очевидна-объяснить причинно-следственные связи случившегося и того, что нас ждет.

Это непростая задача. Однажды Ванга дала мне 77 лет, но я надеюсь, что она ошиблась.

 

Тем не менее, мы должны понимать, что жизнь после 70 лет, как написано в Библии, это против природы. Долговечность не обещана и не предопределена. Человеческие существа запрограммированы на постепенную деградацию. Природа теряет интерес к нам с момента рождения ребенка.

Здесь я предлагаю вам сюрприз. Согласно последним демографическим тенденциям, дети 2012 года рождения имеют все шансы прожить до 100 лет, в то время как 50% из тех, кому сегодня 65 лет, могут также достичь этого предела. Иными словами, всегда есть шанс и им надо воспользоваться.

Именно поэтому я постепенно отказался от всяких мелких амбиций, таких как получение например . Нобелевской премии по экономике, литературе, журналистике. Или еще чего.

 

Вера в то, что общественная жизнь может быть точно и на долгосрочной основе скомандована- это глупо. 25 лет назад никто не мог предвидеть кошмар, который разыгрывается сегодня.

В то же время это обнадеживает, потому что вновь история оказывается невозможной для программирования, и жизнь-это по сути все, что невозможно предсказать. В таком случае, мы все еще можем быть оптимистами.

С этой точки зрения и с точки зрения моих 70 лет, сегодняшняя ситуация выглядит запятой, а не точкой.

Короче говоря, мы продолжаем писать историю, и я глубоко благодарен моей матери и отцу, которые давно перешли в Бесконечность за то, что передали мне свой дух.

И всегда, когда я замечаю масляную лампочку где-то в далеких пазухах Балкана, хотя я знаю весь мир как свои карманы, как-то тепло обнимает мое сердце.

 

Даже в начале 21-го века

 

 


Ivandjiiski, 1978, 1986, 1990


Warsaw, Poland - 1966-1972


East and West Berlin - 1967-1971


Hitler's Wolfsschanze - 1970


Scandinavia: Sweden, Norway, Finland - 1968-1972


With the editors in chief of the Bulgarian and Polish officials newspapers - Bokov and Barecki


Egypt, Lebanon, Libya - 1976


Havana,Cuba, with the Editor - in Chief of Granma Jorge Enrigue Mendoza


Etiopia, Somalia, Djibouti - 1975-1990


South Jemen, Aden 1977, 1985


West Siberia, USSR, the gas and oil regions 1976-1978


The Kursk Anomaly, USSR,1977


Prague, Warsaw, Vienna - 1978-1982


With the czechoslovak cosmonaut Vladimir Remek, Prague 1978


Afganistan, with the president Babrak Karmal, 1984


India, Delhi - with Indira Gandhi 1984


Zimbabwe-Harare, Zambia - Lusaka, Mozambique - Maputo 1984-1990


Nigeria - Lagos, Angola - Luanda 1986-1990


Sudan - Hartum, Libya - Tripoli 1986


Egypt - Luxor 1985


South Africa, Capetown - first journalist from Eastern Europe in apartheid SAR, nominated for Pulitzer


Zimbabwe, Robert Mugabe - the Frontline countries, Conference of the nonaligned nations 1986


Malawi, Botswana, Lesoto - 1986-1988


Johannesburg, ANC - 1987


Namibia, Independence - 1987,1989


Greece, Italy, Spain - 1980-1998


New York, USA, The United Nations - 2001,2002


Los Angeles ,California - 2003


Switzerland, Austria - 1984-2016


Safari, Africa


With the rarest wild predator on Earth - the high Alpine African black leopard


With some of the biggest African Trophies Красимир Иванджийски

 


You have read 1 of your 30 free articles this month.
Subscribe to gain access to the Strogo Sekretno issues.

Subscribers please enter your username and password above.


 



 

 
"Строго секретно" излиза от 1991г. Вестникът е уникално издание за кулисите на висшата политика, геополитиката, шпионажа, финансовите престъпления, конспирацията, невероятното, трагичното и смешното.
Strogo Sekretno is the home for the highest politics, geopolitics, geo-economics, world crisis, weapons, intelligence, financial crimes...
(c) 1991-2020, Strogosekretno.com, All Rights Reserved
Contents may not be reproduces in whole or in part without permission of publisher. Information presented in Strogo Sekretno may or may not represent the views of Strogo Sekretno, its staff, or its advertisers.
Strogo Sekretno assume no responsibility for the reliability of advertisements presented in the newspaper. Strogo Sekretno respects the privacy of our subscribers. Our subscriber mailing list is not available for sale or sharing.
Reprint permission: contact@strogosekretno.com